Егор Литвинов: «Общаться с западными компаниями, зачастую, гораздо проще»




Егор Литвинов: «Общаться с западными компаниями, зачастую, гораздо проще»



Что может объединить нанодом в Москве, метро в Дубае и дома в Великобритании? Чебоксарские гибкие связи. «Дешевле, эффективнее, долговечнее», – так определяет конкурентное преимущество своей продукции компания «Гален». Предприятие признано лучшим в номинации инновационно-активное предприятие за 2014 год, захватывает новые рынки и осваивает уникальные технологии. В чем секрет успеха, и какие планы у компании, портал «Экспортёры России» узнал у заместителя директора компании Егора Литвинова


Егор ЛитвиновЭкспортёры России: Егор Александрович, расскажите о предприятии. С чего начинается его история?


Егор Литвинов: «Гален» – компания, которая относится к категории инновационных. История компании началась в 2001 году с семьи Николаевых – талантливых инженеров, химиков и производственников. До 2011 года компания довольно гармонично развивалась, имела относительно небольшую долю рынка и стала пионером внедрения в России базальтовых технологий. Это технология производства композитных материалов, на основе базальтопластика. В 2011 году компания «Гален» стала портфельной компанией Роснано.



Э.Р.: Изначально были нацелены на экспорт?


Е.Л.: Выход на внешние рынки у компании постепенный, доля экспорта в абсолютном выражении увеличивается, а в относительном – немножко снижается. Просто мы заполняем очень большие пустые ниши на российском рынке, и получается, что здесь продукт не то что более востребован, а в массе продается больше. Но экспортная деятельность у нас постоянно растет. Основной импортер нашей продукции сейчас – Великобритания.



Э.Р.: Какая доля экспорта у компании?


Е.Л.: Она варьируется от сезона к сезону от 15 до 25%. Это объясняется тем, что спрос в Великобритании зимой и летом похожий, а в России летом высокий сезон, а зимой – низкий. Почему так? Вся Европа умеет считать. Энергоэффетивность – для них это очень важно. Когда строят дома, они больше вкладывают в моменте строительства, но в период эксплуатации они все это окупают, поскольку композитные материалы не только прочные и долговечные, но и обладают потрясающим свойством: энергоэффективностью. Так, мы заинтересовали в свое время британскую компанию и для них отдельно провели сертификацию, получили сертификат ВBA, нам также пришлось получить сертификат менеджмента качества ISO. С тех пор как мы открыли для себя этот рынок, для нас он стабильно растет. Если мы говорим про Великобританию, туда мы поставляем преимущественно гибкие связи, – это такие элементы, которые в строительстве используются для соединения несущей стены с теплоизоляцией и облицовочным слоем. С одной стороны, обеспечивают предельную прочность конструкции, а с другой – не являются мостиком холода. Наше решение заменило собой традиционную нержавейку.



Э.Р.: Насколько стоимость вашего продукта отличается от аналогов?


Е.Л.: Если сравнивать с металлическими аналогами из нержавеющей стали, то композитные материалы дешевле, эффективнее, долговечнее.



Э.Р.: По вашей оценке, у вас много конкурентов?


Е.Л.: Есть два-три, как я бы назвал, цивилизованных конкурента – это компании, которые производят неплохой продукт, контролируют его качество, могут делать более-менее сложные продукты. И есть безумное количество – 200-300 компаний в стране – производителей композитной арматуры, но назвать эти компании конкурентами мы никак не можем, потому что они производят, во-первых, монопродукт (арматуру), во-вторых, качество этого продукта далеко от того, что можно назвать композитным материалом.



Э.Р.: О каких рисках можно говорить, если такая продукция некачественна?


Е.Л.: Самый страшный риск – это человеческая жизнь. Строительство почему такая консервативная отрасль? Потому что безопасность, надежность превыше всего. А безопасность складывается не только из того, как построено, я имею ввиду культуру строительства, но и из того, из каких материалов построен этот объект. Если используют некачественный материал, не исключена возможность, что где-то что-то может обрушиться.



Э.Р.: С какими странами вы активно сотрудничаете кроме Великобритании?


Е.Л.: У нас есть большие проекты с Бразилией, там колоссальный интерес к композитам, к базальтовым технологиям. В Бразилии ведь очень много базальта (карьеры и месторождения базальта), который можно использовать для строительной отрасли, поэтому интересы взаимные.



Э.Р.: Вы сотрудничаете с ними как с поставщиками сырья?


Е.Л.: Не всегда эффективно перевозить продукт на большие расстояния. Иногда эффективнее произвести его на месте, и здесь нужны совершенно иные компетенции: компетенции производителя оборудования, навыки по его установке, эксплуатации, понимание рынка, области применения. Эти компетенции мы в себя вобрали, у наших конкурентов этого нет, многие умеют производить продукт, но мы отличаемся и тем, что мы производим и сами средства производства, то есть станки: проектируем, разрабатываем, выпускаем. Сейчас мы ведем работу над тем, чтобы построить несколько заводов в ОАЭ и в Бразилии, где мы будем поставщиком не только материала, но и технологий.



Э.Р.: Вы изначально так работали или опытным путем выяснили, что такая система лучше?


Е.Л.: Мы просто со временем поняли, что мир в этом нуждается: получить не просто готовый продукт, но и компетенцию.



Э.Р.: То есть, вы еще и обучаете сотрудников на местах?


Е.Л.: Да, конечно, будем обучать сотрудников, которые работают на новых производствах, контролировать качество сырья и материалов.



Э.Р.: Были сложности с какими-то зарубежными клиентами?


Е.Л.: Скорее это были не сложности, а определенные нюансы. Общаться с западными компаниями, зачастую, гораздо проще. Мы – современная компания, у нас молодой топ-менеджмент, поэтому нам менталитет западного клиента довольно близок. Что касается языковых барьеров, то с англоязычными странами у нас проблем нет, а арабский мир, с которым мы тоже работаем, владеет и русским, и английским языками. Вообще все те, кто работает с композитом, довольно современные люди, поэтому проблем не возникает.



Э.Р.: Часто приходится адаптировать продукцию для каких-то стран или для конкретного заказчика?


Е.Л.: Нам все время приходится это делать, для Великобритании, например, несколько другая формула. Композитный материал состоит из армирующего и связующего. Армирующее – стекловолокно или базальтоволокно, а связующее – это эпоксидные и полиэфирные смолы. Так вот, в случае с Великобританией, нам пришлось немного изменять формулу связующего, для того, чтобы обеспечить соответствие требованиям. Но это, на самом деле, нюансы, ничего глобального. Есть продукты, которые мы отдельно разрабатываем для экспорта. Так, например, у нас есть продукт, который мы создали для Великобритании: комбинированная гибкая связь. На российском рынке товар пока не востребован, в нем нет необходимости, хотя последний год мы готовимся к его продажам и в России.



Э.Р.: Насколько многочисленно ваше «мы»?


Е.Л.: У нас довольно небольшая компания, производство высокотехнологичное, поэтому, если объединить и рабочих, и производственный персонал, и офис компании, получится порядка 200 человек.



Э.Р.: Наукоемкое производство, если не всегда, то зачастую, требует повышения квалификации, в вашем случае как обстоит дело с обучением?


Е.Л.: У нас работают довольно высококвалифицированные специалисты, тем не менее, мы обучаем сотрудников, в том числе и за рубежом. Композитная отрасль развивается очень стремительно, и в отдельных ее направлениях передовиками являемся не мы, а англичане, например, и мы отправляем сотрудников за рубеж для обучения отдельным тонкостям. Так, есть такая технология как RTM, и мы отправляли своих сотрудников на обучение в Великобританию. Кроме того, мы регулярно участвуем в зарубежных выставках, конференциях, где, с одной стороны, мы сами делимся опытом, а с другой – получаем знания.



Э.Р.: Да, судя только по новостям на вашем сайте, выставок с вашим участием немало. Какие результаты приносит участие в выставках? Часто ли привозите контракты?


Е.Л.: В большинстве случаев участие более чем оправдано. Мы неоднократно привозили хорошие контракты. Мы показываем на выставках новые продукты, например, композитную сетку: в том виде, в котором ее создаем мы, на рынке аналогов нет, поэтому мы, конечно, имеем огромный спрос. Если выставка в Европе, это не означает, что клиенты будут только из Европы. Например, на одной из таких выставок мы получили контракт с потребителями из Дубая. Сейчас наша продукция закладывается в ряд проектов, которые будут реализованы в Эмиратах, например, развитие сети метро в Дубае.



Э.Р.: Это, наверное, так приятно: смотреть на какое-то масштабное сооружение и понимать, что оно сделано с помощью вашего материала?


Е.Л.: Да, это правда. Но это будет такая подземная история, то есть можно будет ехать в метро и говорить, что вот этот туннель построен при помощи композитных материалов, привезенных из России.



Э.Р.: По поводу рынков сбыта: есть ли перспективные регионы, до которых вы пока еще не добрались, но хотелось бы? Какие?


Е.Л.: Мы пока не добрались в полной мере до рынка Северной Европы. Дело в том, что Северная Европа крайне нуждается в энергоэффективных технологиях, которые позволяют сберегать тепло в домах. Только в Великобритании в год строится 350 тысяч частных домов, из них все больше и больше так называемых пассивных домов, то есть домов, которые практически не потребляют энергию. Рынок, на самом деле колоссален, и пока мы не чувствуем, что мы его насыщаем в полной мере, мы могли бы производить и поставлять гораздо больше. Мы постоянно находимся в поисках каналов дистрибуции.



Э.Р.: Как вы находите потенциальных заказчиков?


Е.Л.: Честно скажу, нас сами находят. Тут дело в том, что, когда к нам приходят клиенты из Европы, они очень часто просят европейские сертификаты, а это длительный процесс, он занимает от года до трех лет, в зависимости от материала и конкретного продукта. Активную работу на внешних рынках мы начали всего лишь год назад. За этот год мы сформировали представление о том, какие продукты нужны западному рынку, как их продвигать, и сейчас мы просто тратим деньги и время на сертификацию. В России этот процесс занимает от трех месяцев, до года, в Европе все гораздо сложнее. В России понятно, по каким нормам надо сертифицировать и чему должен соответствовать тот или иной продукт, а в Европе очень часто не знают, как испытывать композитный продукт, каким критериям он должен соответствовать – требований нет. Поэтому бывает так, что только на разработку этих требований уходит год, а потом еще 1-2 года уйдет на испытание соответствия этим требованиям.



Э.Р.: Учитывая нынешнюю политическую, экономическую обстановку, что изменилось для вашей компании? В какую сторону? Появилось ли больше российских заказов?


Е.Л.: Ситуация двусторонняя, если говорить о политической составляющей, то мы ни разу не столкнулись с тем, что кто-либо не хочет иметь дело с продуктом из России. Что касается экономической части, то в связи с кризисом, который произошел, мы ощутили его на себе в полной мере. Сырье, которое мы используем, – это довольно конкурентоспособный на мировом рынке продукт. Отечественные производители переориентировались на западные рынки. Представьте, вы продаете ровинг, который стоит в Европе 1 евро, в США 1 доллар, а в России он стоил 35 – 45 рублей, теперь вы по-прежнему можете продавать его за 1 евро или доллар, но теперь это не 35-45 рублей, а 85 рублей. Так скажите, вы будете продавать на внутреннем рынке по 45 или на внешнем по 80? Конечно на внешнем. Или на внутреннем, но тоже за 80. И в прошлом году многие поставщики взвинтили цены, а мы, к сожалению, не можем взвинтить цены, потому что наша продукция востребована в России и номинирована в рублях.



Э.Р.: Вы контактируете с отраслевыми сообществами?


Е.Л.: Да, конечно, есть союз нанопроизводителей МОН (межотраслевое объединение нанопроизводителей) и мы сотрудничаем со многими компаниями, входящими в Роснано.



Э.Р.: Есть практическая польза для вас от этого участия?


Е.Л.: Да. Я вижу ее в том, что коллеги стараются стимулировать спрос на нанопродукцию, и на композиты, в частности. Но это процесс не одного дня. Опять же отрасль сталкивается с отсутствием нормативной базы, с отсутствием практики применения, очень многие вещи приходится делать с нуля, что требует времени. Практически все госкомпании так или иначе инновации внедряют, и как собрать эти предложения? Объединения предлагают набор тех или иных решений, да, часть этих решений не подходит в том виде, в котором она есть, но с этого момента начинается нормальный диалог, можно дорабатывать предложения Работа ведется.



Э.Р.: А господдержку предприятие получает?


Е.Л.:. Сейчас при поддержке правительства Чувашии мы стали участниками первой очереди строящегося технопарка в городе Чебоксары. В этом технопарке будут на довольно комфортных льготных условиях распределяться производственные площади для бизнеса, будут подведены коммуникации. Это первое. А второе – это приказ Минпромторга по субсидированию части процентной ставки по выданным инвестиционным займам, в который наша компания тоже попала.


Мы четко понимаем, что нам очень помогает Центр поддержки экспорта и привлечения инвестиций Чувашской Республики. Коллеги всегда готовы представить нас как регионального производителя. Центр проводит большую работу в области коммуникаций производителей и потенциальных потребителей.



Э.Р.: По поводу Центра поддержки, скажем, если оценивать его работу по пятибалльной шкале, то…


Е.Л.: Это твердая пятерка. Нас регулярно информируют о предстоящих событиях, приглашают к участию в мероприятиях. Мы практически каждый день на связи. Нас информируют о тех возможностях, которые есть для экспортеров, которые есть по импортозамещению. Работают действительно хорошо. Я, на самом деле, был искренне удивлен такому подходу.



Э.Р.: Давно вы с ними сотрудничаете? И как узнали о Центре?


Е.Л.: Начали контактировать где-то год назад. Они нас нашли, предложили встретиться, познакомиться. С тех пор мы регулярно участвуем в мероприятиях, получаем их рассылки, регулярно они отправляют к нам делегации, запрашивают у нас более подробную информацию по отдельным продуктам или проектам, помогают с переводами.



Э.Р.: Вы лично считаете, от чего зависит успех компании? Какие составляющие?


Е.Л.: Думаю, что в первую очередь успех зависит от желания трудиться, что-то делать вообще. Второй залог успеха – это умение, мастерство и профессионализм, и, как ни странно прозвучит – удача: где-то должно и повезти. Думаю, этих трех компонентов более чем достаточно.



Э.Р.: Какой вы видите компанию «Гален» через 5 лет?


Е.Л.: Через 5 лет я вижу компанию «Гален» лидером композитной отрасли для строительного мира. Это просто очевидно. Доля композитных материалов в строительстве будет расти, все больше и больше элементов будут создаваться из композитных материалов. Так вот, мы точно будем лидерами этой индустрии, просто нет другого выбора


Э.Р.: Надеемся, ваша уверенность и профессионализм сотрудников оправдаются. Спасибо за интересную беседу, удачи вам!


Беседу вела Анастасия Мякота,

корреспондент портала «Экспортеры России»


Поделиться:

Поделиться Поделиться Поделиться Поделиться Поделиться Поделиться

Главные новости


31.01.2023 Сладкая жизнь дорожает в Европе

The Economist сообщает, что по прогнозам Европейской комиссии, п...

31.01.2023 Дефицита ветеринарных вакцин не ожидается

В прошлом году российские производители ветпрепаратов выпустили 1...

31.01.2023 Кыргызстан за 2022 год нарастил импорт лекарственных средств почти в 40 раз

По данным Национального комитета статистики в страну было завезен...

Топ мероприятий


18.10.2023 MinTech-Актобе 2023 в Казахстане

18-20 октября 2023 в городе Актобе (Казахстан) состоится 33-ая М...

18.10.2023 АктобеНефтеХим 2023 в Казахстане

4-ая Международная выставка оборудования и технологий химической...

06.09.2023 13:45:00 KazBuild 2023

29-ая Казахстанская Международная строительная и интерьерная выставка KazBuild пройдет 6-8 сен...

Интервью с Экспортером


27.01.2023 Компания «Эмеральд Экотехнологии»: технологии природы в руках человека

ООО «Эмеральд Экотехнологии» из Владимира – пример того, как мож...

27.01.2023 Компания «Эволюция» – маленькими шагами к большому успеху

Активное сотрудничество с Центром поддержки экспорта региона помо...

15.04.2020 «Сохраняем осторожный оптимизм и продолжаем трудиться»

Николай Милованов, директор Elecard - томской компании-экспортера, активного участника мероприятий Ц...

30.10.2018 Артём Багнюк: «Надеюсь, что у наших детей будет интерес к тому делу, к...

Об активном развитии семейного бизнеса, модернизации производства, экспортной стратегии нам рассказа...

Практика ВЭД


11.04.2022 Экспорт онлайн

Можно ли заключить внешнеторговый контракт через Интернет? Можно ли пройти таможенное оформление с т...

19.02.2022 Владимир Балакин: "Комплаенс – это гудвил. Так же, как, например,...

Как нивелировать риски и обеспечить комплексую защиту компании, а также о том, как внедрить Комплаен...

09.12.2021 Таможенное оформление за 2 часа. Новые решения в оформлении авиационно...

Внешнеторговые операции – это сложный, но перспективный процесс, дающий широкие возможности для разв...

15.08.2021 МИНИМИЗАЦИЯ РИСКОВ РОССИЙСКОГО ЭКСПОРТЕРА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ВНЕШНЕТОРГОВО...

О том, как минимизировать риски на стадии заключения внешнеторгового договора  рассказывае...

Наши партнеры