Александр Шаров: «…Там работает исламская демократия»




Александр Шаров: «…Там работает исламская демократия»



Про Персию придумали много красивых сказок, а про современный Иран – мифов, пугающих неопытных экспортеров. Какой жанр больше подходит российско-иранскому товарообороту, и за какие товары современные персы готовы платить большие деньги? Об этом и многом другом нам рассказал Александр Шаров, директор ГК РусИранЭкспо.



директор ГК РусИранЭкспо Александр Шаров.pngЭкспортеры России: Александр, расскажите, как вы вышли на рынок Ирана? И почему, собственно, Иран?


Александр Шаров: Казалось бы, чем Иран от Ирака отличается, кроме одной буквы, да? Честно говоря, когда я стал разбираться в их промышленности, я поразился тому, что они сделали: объемам и достижениям. Мы занимались нефтехимией 25 лет, если не больше, экспортом и импортом. И если во всех арабских странах 20-30 химических заводов, то в Иране больших заводов порядка 120. Меня это очень впечатлило, и я решил этим вопросом заняться. Как им это удалось, и что можно там сделать? Соответственно, стали углубляться в этот процесс, и, в итоге, еще больше поразились: там не только нефтехимия, но и различные отрасли торговли, промышленности, инжиниринга, изобретений, всего, чего угодно. Приведу простой пример: сеть химчисток, казалось бы, простейший растиражированный бизнес, а его в Иране нет. Они носят достаточно дорогую одежду, шубы, а химчисток нет. Или сеть пиццерий: пиццерий нет. Это тоже нужно. Даже такие тривиальные примеры бизнеса востребованы, актуальны, и могут получать серьёзную перспективу.



 

Э.Р.: Интересно…А были случаи, когда вы помогали подобным предприятиям с выходом на этот рынок?


А. Ш.: Конечно, в сфере услуг, в частности, была одна компания из Санкт-Петербурга, которая занимается клинингом и обучением гостиничного персонала. Она обратилась по поводу регистрации там фирмы и набора персонала, чтобы все это осуществлять в Тегеране.


Э.Р.: Вы сейчас говорите о частных случаях, предлагаю изменить масштабы: какие отрасли промышленности наиболее перспективны для экспорта в Иран? Если не брать в расчет нефтехимию.


А. Ш.: Да, есть такие остро актуальные отрасли, которые, скажем так, требуются Ирану, на что у страны есть деньги, желание и все прочее. Это: водоочистка, технологии авианавигации, IT: автоматизация производства, широкополосный интернет, различные гаджеты, программные настройки для устройств, защита от вирусов, далее – металлургическое оборудование, энергетическое оборудование, нефтегазовое оборудование и, фактически, любой вид не особо капиталоёмкого производства.


если во всех арабских странах 20-30 химических заводов, то в Иране больших заводов порядка 120.png

Не секрет, что у нас если кто-то что-то делает в своем гараже, то буквально через полгода-год в соседнем гараже будут делать то же самое. Есть производства, где явный переизбыток, соответственно, падает рентабельность. Хотя такое же производство можно открыть в Республике Иран, и первые несколько лет оно будет иметь очень большую прибыль.



Э.Р.: Как быть с непростой политической ситуацией вокруг? Есть какое-то эмпирическое восприятие Ирана, как страны небезопасной…


А. Ш.: Я вам уже говорил про то, что Иран и Ирак отличаются одной буквой, но еще и тем, что в Иране уже лет 25 тишь да гладь, да Божья благодать. Там не стреляют, не убивают: нормальная, достаточно демократичная республика. И, как ни странно, там работает исламская демократия. Там нет пьяных хулиганов, там нет рэкета, бандитизма.



Э.Р.: Вот еще чуть-чуть, и я уже начну придумывать бизнес для работы с Ираном.


А. Ш.: И вы будете не одна. У нас сейчас есть две девушки, они будут делать бизнес по закупке полимеров для Беларуси, Сербии. Другие девушки из Москвы сейчас уже фасуют фисташки в премиальные упаковки и реализуют их через сеть аптек «36,6», супермаркеты «Азбука вкуса», «Gourmet» и так далее. В общем, не боги горшки обжигают.



Э.Р.: Но на логистику это не влияет. Близость небезопасных стран?


А. Ш.: Нет, здесь ничего страшного нет. Из Тегерана в Москву машина идет спокойным ходом пять дней. Время от Берлина до Москвы то же самое. Возможен и ускоренный вариант - за четыре дня. Пример: «Белая дача», знаете, наверняка. Очень большие объемы салатов возят из Ирана. Логистика – не проблема, это мы думаем, что что-то сложно. Да, там есть транзитные сборы, в Азербайджане очень большие, до тысячи долларов за фуру, но это, так сказать, - дело техническое. Можно страховать груз, когда большие расстояния, но у нас большая часть всех импортеров, экспортеров, этого не делает.



Э. Р.: Вы, кстати, к страхованию сделок как относитесь?


А. Ш.: Это нужно, потому что бывают и шторма на Каспийском море, и суда тонут, и контейнеры падают за борт, и просто автомобильная авария может быть. Поэтому оно само себя окупает, это нужно.



Э. Р.: Из ваших наблюдений: какой процент пользуется этим страхованием? Примерно.


А. Ш.: К сожалению, процентов 30. Мне кажется, даже меньше. Сейчас повезли сложное оборудование - потребуется страхование. Думаю, что наши российские производители все-таки созреют на страхование от поломок, от аварий и всего прочего. Это примерно 0.3% от стоимости, в таких масштабах - нормально.



Э. Р.: Александр, на сайте компании написано, что осенью 2012 года вы начали представлять российских экспортеров и экспортеров других стран на рынке Ирана. Четыре года - хороший срок. По вашим наблюдениям, изменились ли экспортеры? Стало ли их больше? Стали ли они более грамотными?


А. Ш.: Да, стало больше экспортеров. Это и благодаря нашим усилиям. Сами мы работаем с Ираном с 2010 года, а свой опыт стали предлагать уже с 2012 года. Думаю, что, благодаря нашим усилиям, стало больше грамотных экспортеров в Иран, примерно на 20 – 50. И это очень серьезные компании: Бормаш, РОТЕК, КНТ групп, НИИК, Рефорс, Пеноплекста цена которую можно получить на рынке Ирана затмевает любые возможные трудности.png, ГРАЗ и другие. Все они прибегали к нашим услугам: кто-то брал весь комплекс работ, а кто-то – только часть. Но что плохо или хорошо, – в Иране надо иметь руководителя проекта, того, кто жаждет этим заниматься. Рынок очень премиальный, та цена, которую можно получить на рынке Ирана затмевает любые возможные трудности. Я не знаю другого такого рынка, где можно начинать с несколькими тысячами долларов в кармане, и выходить на оборот миллион – два долларов через 1-2 года. Где это возможно? Да нигде! И все это с помощью собственных средств, потому что банки кредитовать не будут. На это надо сразу обратить внимание: нужно рассчитывать на собственные средства. Ну и хорошо, что банки не кредитуют, зато вы можете сразу заработать очень много.



Э. Р.: Вы сказали: «сложный рынок». Что нужно учесть при выходе на этот рынок в первую очередь?


А. Ш.: Во-первых, надо убрать все иллюзии. У нас есть иллюзия, что нас никто в мире не ждет. Да, не ждут, но гостеприимно к нам относятся, в том числе в Иране. Надо знать, что в Иране работают только деньги и труд. Если есть и деньги, и интенсивная работа, то это вообще хорошо. Это к тому, что там работает только то, чего вы добились собственными потом и кровью, а то, что вам якобы чудесно досталось на блюдечке с голубой каемочкой, то это просто какие-то блудни и это может дорого вам обойтись.



Э. Р.: Какой объем экспорта в Иран?


А. Ш.: По объемам: в 2013 году был пик торговли с Ираном, по-моему, оборот составлял 3,8 миллиарда долларов. В прошлом году из-за санкций и того, что банки не работали с Ираном, объем снизился примерно до 1, 1 миллиарда долларов. В 2016 году только за полгода оборот вырос на 70%, это по данным Минэкономразвития РФ и по данным посла Ирана в России. Я думаю, что в этом году мы сможем дойти до 2 миллиардов. В дальнейшем объем может достигнуть уровня товарооборота с Турцией. Это вполне реально, потому что, в отличие от Турции, Иран покупает наше оборудование сам, за свои деньги, без всякого западного кредитования, то есть связанного кредитования и в Иране гораздо меньше конкуренции со стороны мировых ведущих фирм. Тем более, Ирану есть чем платить: у него есть нефть, у него есть газ, руды, металлы, полимеры, те же фисташки и фрукты, просто надо выстраивать рабочие схемы или же работать за иранские риалы.



Э. Р.: Что в больших объемах экспортируют? Оборудование?


А. Ш.: Да, оборудование, металлопрокат, пиломатериалы, зерновые. Сейчас пошло мясо, сухое молоко, яйца. То есть, несырьевой экспорт. Мы сейчас думаем начать завозить туда какие-то высокотехнологичные нефтепродукты, химия очень хорошо идет. Но это все не так, что вы сидите на берегу, а все работает само, и деньги идут к вам. Нет, это надо двигать, там иранские и зарубежные компании имеют склады, имеют дистрибуцию, и для того, чтобы вам там нормально работать, надо именно работать. Здесь, сидя на месте, в кресле директора, вы ничего не добьетесь, надо только там присутствовать.



Э. Р.: К слову о стереотипе «нас нигде не ждут», вы же помогаете и компаниям других стран выйти на рынок Ирана…


А. Ш.: Да, мы коммерческая фирма, мы помогаем практически всем, кто нам дает за это деньги. Недавно из Чехии приезжали люди, сегодня были два договора: Литва, Британия. Надо как-то зарабатывать на жизнь. Мы, конечно, ведем общественные работы, у нас есть обязательства делового клуба ШОС (Тегеран), это рабочий механизм: оплачивается и офис, и зарплата, и командировки.



Э. Р.: …Как относятся к европейским компаниям в сравнении с российскими? Есть ли разница?


А. Ш.: Я бы не сказал, что есть большая разница между китайцами, русскими, европейцами. Если цена и качество у Китая и России не отличаются, то возьмут Россию. Если цена и качество одинаковые у России и Европы – возьмут Европу. Поэтому иногда нужно свою продукцию выдать за европейскую. У нас же есть Carlo Pazolini, очень яркий пример. Вот западноевропейские бренды пришли к нам со своей обувью, которая делается в Новосибирске, и нормально, и хорошо. Аналогично можно и с тем же Ираном. Это - нормальный коммерческий ход.



Э. Р.: Да, что уж говорить про иранцев, если для самих россиян европейский бренд в приоритете.


А. Ш.: Если, например, взять большую британскую фирму Шлюмберже (Schlumberger), то она использует в Иране наших нефтяников из Западной Сибири. Берем Siemens, немецкая фирма, - монтаж электрооборудования в больших торговых центрах, там же и электропроводка, и вентиляция, и пожарная сигнализация и тому подобное, осуществляет в Иране фирма из Екатеринбурга. Несколько десятков миллионов долларов. Такой вот инженерно-технический экспорт получается.



Э. Р.: Александр, расскажите о мероприятиях, которые вы проводите. Некоторые из них отвечают функциям системы поддержки экспорта. Вы работаете отдельно или объединяете усилия?


А. Ш.: Мы сами по себе проводим эти мероприятия, некоторые и совместно с центрами поддержки экспорта. Но они же работают, в основном, с малым и средним бизнесом, а у нас пока, к сожалению, со вступлением в ВТО, запретили поддерживать несырьевой экспорт. В итоге произошла деградация экспортной поддержки. Российский экспортный центр начинает активизироваться, есть активные центры поддержки, например, Ижевск, они едут в нашу южную страну и там активно помогают нашим российским компаниям, но, понимаете в чем дело: иногда едет «сборная солянка» из какой-то одной области… Что такое совместная поездка? Это когда собираются компании из одной отрасли. Чтобы пройтись по своим конкурентам или потенциальным заказчикам, надо потратить на это одну или две недели. И здесь на каждую группу надо иметь проводника.



Э. Р.: И исследование рынка…


А. Ш.: Да, конечно, подготовка этой поездки - это два месяца до поездки, а потом еще обработка результатов этой поездки – месяц, как минимум, а потом скидывать запрошенные материалы, дозваниваться, уточнять. И когда едет разнородная команда, 5-6 предприятий из разных отраслей промышленности, то понятно, что это просто-напросто выбрасывание денег. Лучше бы приезжали 1-2 предприятия раз в квартал, но именно специализированно, по отраслевой специфике. Лучше делать более отраслевую специализацию. Ну и конечно, надо обращать внимание на формы предприятий. Если не позволяет размер предприятию, то что мешает чтобы от большого предприятия, например, Северсталь, был торговый дом. Торговый дом - категория среднего бизнеса, это - нормальный, вполне законный вид работы. Тем более в такой стране, где санкции были, есть и еще долго останутся, к сожалению. Нужна большая гибкость и большая активность на местах.


Активность должна быть снизу, и должна вестись и коммерческая работа этих региональных центров. Например, какая-нибудь энергетическая бизнес-миссия: поехали, например, ростовчане, а заодно захватили коллег из Ставрополя. Или поехали металлурги из Екатеринбурга, захватили из Липецка или Череповца кого-то еще. Это нормальный, хороший механизм. Нужна инициатива снизу, чтобы она поощрялась Минэкономразвития. Тем более, в министерстве не против, по словам, что будет какая-то перестройка. Минпромторг есть, можно тоже постоянно использовать его возможности для лоббирования интересов российского бизнеса.



Э. Р.: Чаще к вам обращаются, или же вы проводите работу? Как привлекаете клиентов?


А. Ш.: Мы оповещаем о своей работе, наиболее перспективные, с нашей точки зрения, компании, ведем с ними телефонные переговоры, куда-то я сам еду, если мне по пути. В воронежском центре был, в белгородский центр заезжал, в Ставрополь, Краснодар, Ростов. Под лежачий камень вода не течет, однозначно.



Э. Р.: Если правильно понимаю, то у вас представительство в Иране?


А. Ш.: Да, но мы там все в одну кучу не мешаем, одно предприятие по нефтехимии, по технологиям, другое - по нефтегазовому оборудованию, по энергетике, третье - по торговле зерном, косметике. С одними иранцами работаем по одному пути, со вторыми – по-другому. Не надо думать, что у вас там будет универсальный иранец, надо все стороны изучить, и использовать сильные по максимуму, а на слабые стороны иногда не обращать внимание. Своеобразный народ…



Э. Р.: То есть, работают иранцы?


А. Ш.: Да, конечно, кто-то знает русский язык, с кем-то через переводчика. Главное, чтобы человек был честный, чтобы он мог объяснить, что он сделал, и чем это закончилось, не был черным ящиком. Есть какие-то детали, которые нужно знать.



Э. Р.: То есть, особенности менталитета?


А. Ш.: Конечно, но они в каждой стране есть: что Вьетнам, что Бразилия, что Алжир - буквально все одно и то же. Главное, любая бумага должна быть грамотно составлена, и еще важно - постоянное присутствие на рынке. Если потеряли финансовый или технический контроль, то все закончилось, будет обычная «дойка» денег. Поэтому надо иметь сотрудников, которые будут там работать вахтовым методом и создавать механизмы для обработки заказов по экспорту услуг, оборудования, пиломатериалов, зерновых.



Э. Р.: А юридически это сложнее: свое представительство открыть?


А. Ш.: Нет, юридически оформление достаточно простое, можно создать фирму на территории Ирана, где вам будет принадлежать 100% капитала, на ваше юридическое или физическое лицо. Это не арабские страны. Так работают все компании, которые там представлены. Те же китайцы, испанцы, французы, British Gas, Шлюмберже работали, работают, и будут еще долго работать. А мы вот сидим, думаем, что создадим совместное предприятие с очень хорошими иранцами, и все будет хорошо. Могу вам сказать одну страшную тайну: я за 6 лет работы в Иране не видел ни одного работающего совместного предприятия. Мои партнеры, которые там работают уже лет 30 тоже не видели ни одного. Когда фирмы уже работают внутри Ирана: дочерняя фирма Сименса и иранская фирма, и они создают предприятие – да - это рабочий механизм, но между иранцем и иностранной фирмой– это не работает, такие особенности.



Э. Р.: Есть особенности сертификации товаров? Сложности?


А. Ш.: Есть, конечно, как и в любой стране. Нет ничего такого, что было бы непреодолимым препятствием. Конечно, там есть госпошлина, затрачивается рабочее время, но это - техника, на этом даже не надо особо замыкаться.



Э. Р.: В таком случае, наш финальный вопрос: какой вы видите компанию через 5 лет?


А. Ш.: Наверное, создадим свой торговый дом, потому что у нас огромное количество заявок от тех, кто хотел бы платить нам процент от будущего оборота или от прибыли. И я уверен, что нашей компетенции хватает. Такой даже типовой получается бизнес, и некоторые компании потом возьмут специалистов для дополнительного обслуживания за процент от выручки. Инженерные центры надо создавать для более грамотного продвижения российского оборудования… То есть, в Иране для нас есть очень большой простор, мы этим долго занимаемся, уже умеем, и знаем, что в ряд иранских заводов нам придется зайти с нашим акционерным капиталом, и там мы будем долго работать.



Э. Р.: Долгой и счастливой работы вам. Благодарю за интересную беседу.



Беседу вела Анастасия Мякота,   

корреспондент портала «Экспортеры России»



Поделиться:

Поделиться Поделиться Поделиться Поделиться Поделиться Поделиться

Главные новости


13.12.2019 Товарооборот Брянской области и Республики Беларусь увеличился на 7%

За 9 месяцев 2019 года товарооборот между Брянской областью и Республикой Беларусь вырос более чем н...

12.12.2019 Республика Башкортостан отправила в Индию овечью шерсть

Предприятие из Республики Башкортостан экспортировало в Индию 22 тонны овечьей шерсти.

12.12.2019 Тюменские компании увеличили число поставок на рубеж

Оценку экспортной деятельности компаний Тюменской области дал Леонид Остроумов, директор областного ...

Топ мероприятий


14.10.2020 TransLogistica Kazakhstan 2020

24-я Казахстанская международная выставка «Транспорт и логистика» TransLogistica Kazakhstan 2020

16.09.2020 Kazcomak 2020

КАЗАХСТАНСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА "ДОРОЖНОЕ И ПРОМЫШЛЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО, КОММУНАЛЬНАЯ ТЕХНИ...

16.09.2020 Mining and Metals Central Asia 2020

ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА "ГОРНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ, ДОБЫЧА И ОБОГАЩЕНИЕ РУД И МИН...

Интервью с Экспортером


30.10.2018 Артём Багнюк: «Надеюсь, что у наших детей будет интерес к тому делу, к...

Об активном развитии семейного бизнеса, модернизации производства, экспортной стратегии нам рассказа...

03.04.2018 Андрей Кучерявенков: «Активный старт к зарубежным рынкам у нас был в 2...

У российской электроники хорошие перспективы на международных рынках – высокая надежность и конкурен...

29.12.2017 Иван Гусев: «Выход на европейский рынок – крайне сложный процесс»

В Ярославле подвели итоги регионального конкурса «Лучший экспортер». В этом году его впервые проводи...

28.12.2017 Виктор Баранов: «Все шокированы нашей ягодой»

Есть случаи, когда сладкая жизнь – вовсе не метафора, например, если на приусадебном участке растет ...

Практика ВЭД


11.12.2019 Центр поддержки экспорта Курской области – реальная помощь действующим...

О достижениях и планах Центра поддержки экспорта Курской области в интервью порталу рассказала руков...

08.05.2019 Наталья КОРНИЕНКО: «Если мы встретились, то экспорт будет – 100%»

Экспортировать может любой производитель – это рабочий девиз «Центра поддержки экспорта Саратовской ...

11.04.2019 Экспорт онлайн

Можно ли заключить внешнеторговый контракт через Интернет? Можно ли пройти таможенное оформление с т...

12.12.2018 Инструментарий налогового контроля расширяется: что от этого выигрыва...

Сегодня размер средней выручки на одну кассу вдвое превышает тот, который был до начала реформы.

Наши партнеры