Строительство новых АЭС в пост-фукусимских реалиях глобальной энергетики перспективы России




СТРОИТЕЛЬСТВО НОВЫХ АЭС В ПОСТ-ФУКУСИМСКИХ РЕАЛИЯХ ГЛОБАЛЬНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ: ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ

Карнеев Аркадий Андреевич
Всероссийская академия внешней торговли,аспирант



Атомная энергетика находится в стадии возрождения после аварии АЭС «Фукусима». Россия традиционно является одним из лидеров мирового рынка объектов атомной энергетики. В условиях структурных изменений на мировом рынке строительства новых АЭС в последние десятилетия для российской атомной отрасли сложились возможности для продвижения своих технологий за рубежом. Данные возможности исходят не только из текущей рыночной ситуации, но и из совокупности конкурентных преимуществ, которые имеются на сегодняшний день у госкорпорации «Росатом».



Одной из важнейших глобальных проблем человечества остается поиск оптимального энергобаланса в условиях растущего энергопотребления. В 2001–2011 гг. среднегодовой рост потребления первичных энергоресурсов в мире составлял примерно 2,5%, при этом рост энергопотребления в странах, не входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), был в два раза выше среднемирового за этот же период*. Сегодня рост мирового спроса на электроэнергию вдвое опережает динамику превышает первичного энергопотребления. По данным на 2010 г., более 70% населения планеты испытывают дефицит электроэнергии: при среднемировом значении потребления электроэнергии в 3107 кВт-ч на душу населения; показатель ниже 2500 кВт-ч зафиксирован в большинстве развивающихся стран и регионов. Подобный дефицит испытывают также такие быстроразвивающиеся экономики, как КНР (2460 кВт-ч на душу населения), Индия (513 кВт-ч) и Юго-Восточная Азия (1120 кВт-ч в среднем по региону)**. Данные условия побуждают правительства развивающихся стран к поиску решений для обеспечения энергетической безопасности, сохранения национальной конкурентоспособности и, наконец, гарантии социально-экономического процветания в целом. Основным решением, которое принимается правительствами, является формирование энергетической стратегии государства, а ключевой задачей данной стратегии является оптимизация энергобаланса. Данная задача не обходит стороной и развитые с точки зрения промышленности и энергетики страны, так как планирование энергобаланса осуществляется на долгосрочной основе и закладывает вектор развития страны на десятилетия вперед.

изображение 1

Сегодня при формировании энергобаланса та или иная страна в определенной степени обязательно оценивает собственные пути решения ряда глобальных проблем, которые в целом характеризуют современную мировую энергетику.

Во-первых, сохраняющаяся волатильность рынков основных энергоресурсов планеты — нефти и газа, создающая существенный риск для энергобаланса, в приходной части которого превалируют углеводороды. Снижение зависимости мировой экономики рынка нефти в ближайшей перспективе представляется неосуществимым, а рынок природного газа, в свою очередь, также обретает все более изменчивый и конкурентный характер, прежде всего за счет роста торговли сжиженным природным газом (СПГ).

Во-вторых, зависимость страны — нетто-импортера от поставок энергоресурсов, что в определенных условиях может создать серьезную угрозу энергобезопасности страны. К примеру, Иордания на 96% зависит от импорта углеводородов, и ключевой задачей, которую устанавливает Генеральная стратегия развития энергетического сектора Королевства, является снижение данного показателя до 61% к 2020 г.***

В-третьих, экологические аспекты, прежде всего касающиеся требований к «декарбонизации». Так, задачи по уменьшению объемов вредных выбросов устанавливает Закон об изменении климата (Climate Change Act 2008), принятый в Великобритании в 2008 г.: снизить показатели выбросов парникового газа на 34% к 2020 году, а к 2050 году — на 80%.****

Два приведенных в качестве примеров отличных друг от друга государства  — Иордания и Великобритания — в качестве решений вышеуказанных задач выбирают единый путь — введение новых мощностей атомной генерации.

Рис. 1
Рис 1. Генерация электроэнергии по видам топлива***** в 2010 г.
Атомная энергия продолжает играть важную роль в мировом энергообеспечении. На сегодняшний день в мире в 31 стране эксплуатируется более 430 энергоблоков атомных электростанций (АЭС) общей установленной мощностью примерно 372 ГВт. Атомная энергетика в течение последних лет удерживает долю в общемировом объеме генерации примерно 13% (Рис. 1). При этом основу генерации электроэнергии продолжают составлять углеводороды, с лидирующей долей угля в 40%. Доля нефти в электрогенерации относительно невелика — 4,6%, однако данный вид топлива продолжает составлять примерно треть общего объема энергопотребления в мире.

Мировая атомная энергетика начала активно развиваться с конца 1950-х годов. С 1960 г. по 1979 г. мировые установленные мощности АЭС выросли с 1 ГВт до примерно 100 ГВт, а к 1989 г. этот показатель составлял уже 300 ГВт.****** Однако к концу 1980-х годов темпы строительства АЭС снизились и 1990-е годы ознаменовались резким спадом в строительстве новых энергоблоков. Этому послужил рост общественного протеста против атомной энергии, усилившийся после аварии на АЭС «Три-Майл-Айленд» в 1979 г. в США — первой крупной аварии в отрасли — и достигший своего пика после Чернобыльской аварии в 1986 г.

Данный период в истории отрасли принято называть «атомной паузой», так как в начале 2000-х годов наметился стойкий тренд к строительству новых АЭС. Мотивом так называемого атомного ренессанса стали существенный рост мировых цен на нефть, а также возросшие требования к снижению вредных выбросов в атмосферу.

Авария на японской АЭС «Фукусима-Даичи», произошедшая в марте 2011 г., дала новый виток общественной дискуссии о будущем атомной энергетики и ее безопасности. На протяжении 2011 г. по всему миру была остановлена или отложена реализация множества проектов по строительству АЭС: 11 энергоблоков в Японии, 30 — в КНР, 2 — в Болгарии, 2 — в Швейцарии и 2 — в США и других странах. Под влиянием неправительственных организаций и общественности правительства ряда стран задекларировали отказ от атомной энергетики*******.

Однако если посмотреть на фактическое влияние данных заявлений, то можно сделать вывод о том, что общая парадигма намерений и планов в части строительства новых энергоблоков не изменилась. В Германии, где правительство объявило полный отказ от использования атомной генерации после событий в Японии, последний энергоблок был введен в эксплуатацию в 1989 г., и страна планомерно шла к данному решению задолго до аварии на АЭС «Фукусима-Даичи». В большинстве стран, где АЭС эксплуатировались, они продолжают свою работу, в частности в Германии и Швейцарии они продолжат функционировать до 2020-х гг. АЭС также не строятся в тех странах, где программы по строительству не реализовывались и до 2011 г. (Италия, Венесуэла). При этом, строительство АЭС активно продолжается там, где оно и ранее осуществлялось (Китай, Индия, Россия, Франция, Финляндия, Республика Корея и др.).

По заявлениям руководителя Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) Ю. Амано, сделанным на 56-й сессии Генеральной конференции МАГАТЭ в августе 2012 г., авария на АЭС «Фукусима-Даичи» может затормозить или отложить рост установленных мощностей АЭС, однако не может переломить тенденцию. Ю. Амано отметил, что последний прогноз прироста новых мощностей к 2030 г. всего на 7–8% ниже прогноза, опубликованного агентством до аварии. На  сегодняшний день МАГАТЭ прогнозирует рост объема установленных мощностей к 2030 г. на 35% при пессимистичном сценарии и на 100% — при оптимистичном********.

Всемирная ядерная ассоциация («World Nuclear Association» — «WNA») также прогнозирует существенный прирост установленных мощностей АЭС во всем мире (61%), за исключением Западной Европы (Табл. 1). Лидером по данному показателю станет Азия, где ожидается прирост энергомощностей практически на треть.

Табл. 1

В настоящий момент примерно 50 стран мира в той или иной мере рассматривают возможность реализации национальных атомных энергетических программ. Наиболее амбициозные планы по строительству новых энергоблоков имеет Китай, который планирует ввод 70–80 ГВт мощностей новых АЭС к 2020 г.

Ключевыми мотивами для реализации программ по строительству новых АЭС являются не только вышеупомянутые дефицит электроэнергии и экологические соображения, но и низкие эксплуатационные расходы АЭС по сравнению с традиционной тепловой энергетикой. В себестоимости электроэнергии, генерируемой атомной электростанцией, доля ядерного топлива составляет всего 15–20%, в отличие, к примеру, от газотурбинной теплоэлектростанции (ТЭС), где доля топлива в себестоимости конечного продукта — не менее 70%. При этом в атомной генерации доля исходного сырья — урана — в стоимости топлива составляет около 40%, остальную стоимость обеспечивают технологии — обогащение, фабрикация и т. д.*********

Существуют несколько факторов глобального характера, которые могут в той или иной мере оказывать негативное влияние на развитие атомной генерации.

Во-первых, это высокая капитальная стоимость атомных энергетических объектов. Так, для АЭС с наиболее распространенными на данный момент проектными параметрами — мощностью около 2000 МВт и годовым объемом выработки электроэнергии примерно 15 млрд кВт-ч — капитальные затраты обычно составляют более 7 млрд долл. Привлечение подобного объема инвестиций представляется затруднительным, особенно в условиях мирового финансово-экономического кризиса.

Во-вторых, в атомной отрасли пока не решена проблема переработки ядерных отходов. Сегодня во всем мире в холодной воде хранится более 270 тыс. т. отработанного ядерного топлива. И с каждым годом, по данным  Международного энергетического агентства (МЭА), к этому объему прибавляется еще порядка 10–12 тыс. т.**********

В-третьих, атомную энергетическую отрасль характеризует низкий уровень общественной приемлемости. Это связано не только с прошедшими тремя крупными авариями и их тяжелыми последствиями, но и с зачастую стереотипным мышлением в отношении к атомной энергетике.

В целом можно выделить следующие тенденции, характеризующие актуальное состояние мировой атомной энергетики и, в частности, рынок строительства новых АЭС.

1. Строительство новых АЭС продолжается и будет продолжаться в будущем. По данным на конец 2012 г., в мире в стадии строительства находились 62 энергоблока АЭС в 13 странах мира (Табл. 2).

Большая часть реакторов (57 энергоблоков) сооружается в 8 странах — не членах ОЭСР, при безусловном лидерстве КНР. Что касается текущих программ нового строительства АЭС, то на данный момент в мире запланировано строительство около 160 энергоблоков совокупной мощностью примерно 177 ГВт, из них большинство разместятся в тех странах, где АЭС уже функционируют или строятся.

Отдельно стоит выделить страны, которые не имеют опыта эксплуатации АЭС, но твердо намерены сделать атомную энергетику частью своего энергобаланса и уже на том или ином этапе реализуют национальные атомные энергетические программы. К таким государствам относятся ОАЭ, Турция, Вьетнам, Бангладеш, Иордания, Польша и др.

2. Неуклонно ужесточаются требования к безопасности применяемых технологий. Требования к безопасности АЭС после аварии на АЭС «Фукусима» стали еще строже и сейчас безопасность является первоочередным критерием при оценке технологии и ее выбора для того или иного проекта

3. Рост требований к эффективности атомной энергетики. На многих рынках сложилась тенденция к увеличению мощности действующих АЭС и повышению срока их службы.

Табл. 2

Российская Федерация в лице государственной корпорации (ГК) «Росатом» традиционно занимает ведущие позиции на мировом рынке строительства новых ядерных энергоблоков, начиная со всестороннего участия в развитии атомной энергетики стран Центральной и Восточной Европы. Уже в XXI в. ГК «Росатом» были реализованы проекты по строительству АЭС «Тяньвань» в Китае (в 2007 г.) и АЭС «Бушер» в Иране (2011 г.).

На сегодняшний день ГК «Росатом» на корпоративном уровне является лидером мирового рынка строительства новых АЭС, имея долю рынка поримерно 25%. На данный момент она реализует на разных этапах проекты по строительству 28 энергоблоков, из них 19 — за рубежом: 4 энергоблока АЭС «Аккую» в Турции, 4 энергоблока АЭС «Куданкулам» в Индии, 2 энергоблока АЭС «Тяньвань-3,4» в Китае, 2 энергоблока АЭС «Нин Тхуан» во Вьетнаме, 2 энергоблока Белорусской АЭС, 2 энергоблока АЭС «Руппур» в Бангладеш, 1 энергоблок АЭС «Мецамор-3» в Армении и 2 энергоблока Хмельницкой АЭС на Украине. Данный объем заказов в стоимостном выражении составляет примерно 70 млрд долл. Стоит отметить, что именно в 2011 г., когда произошла авария в Японии, ГК «Росатом» удалось увеличить портфель заказов с 12 энергоблоков до 21 блока. В 2012 г. количество заказов сократилось до 19 из-за отказа болгарского правительства от реализации проекта по строительству АЭС «Белене».

Кроме того, ГК «Росатом» является мировым лидером в обогащении урана, второй в мире по запасам урана (после британско-австралийской «BHP Billiton»), второй в мире по имеющимся установленным мощностям АЭС (после французской «EdF»), и является одним из лидеров мирового рынка ядерного топлива с долей в 17%.

Строительство энергоблоков за рубежом для России означает не только получение существенной выручки для бюджета страны, но и обеспечивает мобилизацию тяжелого энергетического машиностроения и целого ряда смежных отраслей, открывая дорогу для международного сотрудничества в целом ряде наукоемких областей. Развитие внешнеэкономической деятельности (ВЭД) является одним из приоритетов ГК «Росатом», которая к 2030 г. планирует получение более 50% от общей выручки за счет ВЭД. Одной из целей Госкорпорации является также ее трансформация в сторону предприятия с элементами транснациональной компании (ТНК). В частности, к 2030 г. планируется генерация более 25% выручки за счет активов, расположенных за рубежом***********.

С учетом позитивной тенденции развития атомной энергетики и активной реализации странами национальных атомных энергетических программ, перед российской атомной отраслью открываются широкие возможности по наращиванию выручки от ВЭД, прежде всего за счет участия в данных программах в качестве поставщика технологии и застройщика АЭС (так называемая компания-вендор). На сегодняшний день ГК «Росатом» участвует в тендере на строительство двух энергоблоков в Чехии (блоки № 3, 4 АЭС «Темелин»), двух энергоблоков в Иордании (первая иорданская АЭС), а также планирует участие в тендерах в Аргентине (блок № 3 АЭС «Атуча») и Венгрии (блоки № 5, 6 АЭС «Пакш»). В целом в перспективе до 2030 г. максимальный потенциальный портфель оценивается Госкорпорацией в 80 энергоблоков.

изображение 2

С точки зрения конкуренции, ключевыми показателями конкурентоспособности на рынке строительства новых АЭС являются, прежде всего, технологические показатели предлагаемых компаниями проектов и цена проекта, т.е. капитальные затраты, которые приходятся на строительство энергоблока АЭС. Что касается технологического преимущества, то в атомной отрасли оно формируется из следующих факторов: референции в виде построенных или строящихся АЭС (что, в свою очередь, означает факт получения лицензии от регулятора страны, где осуществляется проект), сроки и методы строительства, совокупность технологических решений, прежде всего в части безопасности. Капитальные затраты, традиционно высокие в отрасли, также являются одним из важнейших показателей проекта, особенно в современных условиях финансово-экономического кризиса.

Конкуренция на данном рынке в годы «атомного ренессанса» значительно возросла, так как, помимо традиционных игроков рынка — японских («Hitachi», «Toshiba», «Mitsubishi»), европейских («EDF», «AREVA») и американских компаний («GE», «Westinghouse»), активно начали действовать компании КНР («CNNC», «CGNPC») и Республики Корея («KEPCO», «Doosan», «KHNP»). Безусловным конкурентным преимуществом китайских и южнокорейских компаний является относительно невысокая стоимость предлагаемых ими проектов. Однако быстрое продвижение последних на мировом рынке представляется затруднительным ввиду отсутствия референтных проектов за рубежом и необходимости доказывать соответствие предлагаемых проектов требованиям и нормам международного и местного законодательства с учетом изменений после аварии на АЭС «Фукусима».

Ключевой проблемой американских, европейских, а также многих японских компаний является снижение уровня компетенций в строительстве АЭС после «атомной паузы».

Так, после аварии на АЭС «Три-Майл-Айленд» американская компания «GE» вышла из бизнеса по разработке реакторных технологий и сооружению АЭС на долгое время, сделав ставку на топливный бизнес и развитие сервисных услуг, и до настоящего момента не восстановила свои позиции. Репутация французской «AREVA», одной из ведущих компаний мировой атомной отрасли, значительно ухудшилась в связи с возникшими проблемами при реализации проекта по сооружению АЭС «Олкилоуто-3» в Финляндии, где отставание строительства от графиков уже превышает 6 лет.

Таким образом, на современном рынке строительства новых АЭС для российской атомной отрасли сложились уникальные возможности для продвижения своих технологий за рубежом. Данные возможности исходят не только из текущей рыночной ситуации, но и из совокупности конкурентных преимуществ, которые имеются у госкорпорации «Росатом»:

ГК «Росатом» благодаря своей интегрированной структуре является единственной в мире компанией, которая объединяет полный атомный энергетический цикл: от добычи урана до вывода АЭС из эксплуатации. Поэтому, в отличие от многих конкурентов, Госкорпорация может предложить стране-заказчику не только строительство АЭС, но и решения в области ядерного топливного цикла, обслуживания и модернизации станций, а также обращения с радиоактивными отходами.

Российской атомной отраслью за более чем 65 лет был накоплен существенный опыт в реализации различных задач в атомной энергетике. Это позволяет ГК «Росатом» предлагать в странах с развивающейся атомной энергетикой, помимо строительства АЭС и сопутствующих товаров и услуг, также и решения по созданию необходимой инфраструктуры, в частности нормативно-правовых элементов ядерной программы, энергосетей, кадрового потенциала, а также обеспечение общественного одобрения проекта.

изображение 3
Проекты АЭС ВВЭР-1000 и ВВЭР-1200, которые сегодня предлагает ГК «Росатом», обладают преференциями и являются эволюционными по своей сути. Всего в мире было построено 67 энергоблоков АЭС с реакторами ВВЭР. При этом новые АЭС имеют современные системы безопасности. Так, АЭС «Тяньвань» в Китае на момент ввода в эксплуатацию в 2007 г. уже имела в арсенале те системы безопасности, которые позднее стали предъявляться к новым энергоблокам после аварии на АЭС «Фукусима-Даичи».

Строительство новых энергоблоков ГК «Росатом» не прекращалось в предыдущие десятилетия, что позволило сохранить и нарастить компетенции в строительстве. С 1991 г. в эксплуатацию было введено 15 энергоблоков АЭС с реактором ВВЭР************. По заявлениям Госкорпорации, последний введенный в эксплуатацию энергоблок АЭС — 4-й блок  Калининской АЭС — был построен с экономией по смете и в соответствии со сроками*************. Подобные компетенции позволяют рассчитывать на то, что при реализации проектов не будут превышены нормативные капитальные затраты, что на сегодняшний день является основным финансовым риском при строительстве АЭС.

ГК «Росатом», как государственное предприятие, имеет возможность по привлечению существенных финансовых ресурсов из бюджета на реализацию проектов по строительству АЭС за рубежом. Россия уже имеет значительный опыт сооружения АЭС за рубежом при финансово-инвестиционной поддержке со  cтороны государства. Сегодня «Росатом» предлагает различные варианты участия государства в финансировании проектов: посредством либо экспортного кредитования, либо государственного кредита со стороны РФ, а также посредством финансирования с участием государственных банков России.

На сегодняшний день российская атомная отрасль во многом является локомотивом высокотехнологичного производства в стране, при этом она также может стать основой для наращивания экспорта отечественных высоких технологий. В условиях, когда сырьевой характер российского экспорта является угрозой конкурентоспособности страны на мировой арене, данная задача приобретает стратегический характер.




*  Statistical Review of World Energy, BP, 2012, http://www.bp.com/statisticalreview.

**  World Nuclear Association (WNA), http://www.world-nuclear.org/info/Current-and-Future-Generation/World-Energy-Needsand-Nuclear-Power/

***  Updated Master Strategy of Energy Sector in Jordan for the period 2007-2020, http://www.memr.gov.jo/Portals/0/energystrategy.pdf

****  Implementing the Climate Change Act 2008: The Government’s proposal for setting the fourth carbon budget, http://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/48081/1683-4th-carbon-budget-policy-statement.pdf

*****  Key World Energy Statistic, International Energy Agency — IEA, 2012, http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/kwes.pdf

******  50 Years of Nuclear Energy, International Atomic Energy Agency — IAEA, 2006, http://www.iaea.org/About/Policy/GC/GC48/Documents/gc48inf-4_ftn3.pdf

*******  C. Peachey. Safety first // Nuclear Engineering International, June 2011, p. 18–26.

********  Nuclear Technology Review 2012, Report by the Director General, IAEA 56th regular session of General Conference, IAEA, August 2012, http://www.iaea.org/About/Policy/GC/GC56/GC56InfDocuments/English/gc56inf-3_en.pdf

*********  Nuclear Power Economics and Project Structuring, WNA Report, WNA, 2011, p. 19.

**********  Вопрос о переработке ядерных отходов тормозит развитие АЭС, РБК, январь 2008 г., http://www.top.rbc.ru/economics/24/01/2008/135813.shtml

***********  Karneev, A. Harnessing the power of nuclear — globally // EIC Energy Focus, October 2012., p. 107–109.

************  Karneev, A. Harnessing the power of nuclear — globally. EIC Energy Focus, October 2012, p. 107–109

*************  Fukushima did not in fact cause a serious dent in the positive development trend that the global nuclear power was experiencing, January 2013, http://www.rosatom.ru/en/presscentre/interviews/d7e826804e3409de9a7dde74d9e7b622






ЛИТЕРАТУРА


1. Артюгина И.М. «Экономика ядерной энергетики». Четвертое издание, переработанное и дополненное — СПб.: Издательство Политехнического университета, 2010. — 130 с.
2. Крюков А.М., Янко Л.Т., Кухто В.В. Современные формы финансирования крупных инвестиционных проектов // Эффективное антикризисное управление, 2010, № 2 (61). — C. 10–16.
3. Годовой отчет Госкорпорации «Росатом» за 2012 г. — М.: Госкорпорация «Росатом», 2013. — 135 с. 4. «Вопрос о переработке ядерных отходов тормозит развитие АЭС», РБК, январь 2008 г., http://www.top.rbc.ru/economics/24/01/2008/135813.shtml
5. Taylor, S. Can New Nuclear Power Plants be Project Financed? University of Cambridge: Electricity Policy Research Group, May 2011.
6. Peachey, C.. Safety first // Nuclear Engineering International,June 2011., p. 18-26.
7. Karneev, A. Harnessing the power of nuclear — globally // EIC Energy Focus, October 2012., p. 107-109
8. Nuclear Power Economics and Project Structuring. WNA Report. World Nuclear Association, September 2012
9. Statistical Review of World Energy, BP, 2012, http://www.bp.com/statisticalreview
10. Key World Energy Statistic, International Energy Agency — IEA, 2012, http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/kwes.pdf
11. Updated Master Strategy of Energy Sector in Jordan for the period 2007-2020, http://www.memr.gov.jo/Portals/0/
energystrategy.pdf
12. Implementing the Climate Change Act 2008: The Government’s Proposal for Setting the Fourth Carbon Budget, http://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/48081/1683-4th-carbon-budget-policy-statement.pdf


Главные новости


13.09.2019 Индия увеличила импорт российского ПВХ до 75,3 тыс. тонн

В январе-августе 2019 года экспорт российского суспензионного поливинилхлорида (ПВХ-С) вырос...

12.09.2019 Российские электронные компоненты выходят на североамериканский рынок

Россия начинает поставки магнитоуправляемых герметизированных контактов (герконов) на северо...

12.09.2019 Изделия амурских производителей впервые представят на международной выставке в Европе

11 сентября в Мадриде (Испания) стартовала международная выставка подарков и декоративных из...

Топ мероприятий


20.05.2020 АктобеНефтеХим-2020

Международная выставка оборудования и технологий химической, нефтяной и газовой промышленности «Акто...

20.05.2020 MinTech-Актобе 2020

Международная выставка оборудования и технологий горнодобывающей, металлургической, угольной и энерг...

22.04.2020 MinTech-Павлодар 2020

Международная выставка оборудования и технологий горнодобывающей, металлургической, угольной и энерг...

Интервью с Экспортером


30.10.2018 Артём Багнюк: «Надеюсь, что у наших детей будет интерес к тому делу, к...

Об активном развитии семейного бизнеса, модернизации производства, экспортной стратегии нам рассказа...

03.04.2018 Андрей Кучерявенков: «Активный старт к зарубежным рынкам у нас был в 2...

У российской электроники хорошие перспективы на международных рынках – высокая надежность и конкурен...

29.12.2017 Иван Гусев: «Выход на европейский рынок – крайне сложный процесс»

В Ярославле подвели итоги регионального конкурса «Лучший экспортер». В этом году его впервые проводи...

28.12.2017 Виктор Баранов: «Все шокированы нашей ягодой»

Есть случаи, когда сладкая жизнь – вовсе не метафора, например, если на приусадебном участке растет ...

Практика ВЭД


08.05.2019 Наталья КОРНИЕНКО: «Если мы встретились, то экспорт будет – 100%»

Экспортировать может любой производитель – это рабочий девиз «Центра поддержки экспорта Саратовской ...

11.04.2019 Экспорт онлайн

Можно ли заключить внешнеторговый контракт через Интернет? Можно ли пройти таможенное оформление с т...

12.12.2018 Инструментарий налогового контроля расширяется: что от этого выигрыва...

Сегодня размер средней выручки на одну кассу вдвое превышает тот, который был до начала реформы.

16.11.2018 Подтверждать нулевую ставку НДС стало проще

Новые правила для экспортеров, внесенные Федеральным законом от 03.08.2018 № 302-ФЗ, заработали с 1 ...

Наши партнеры